Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 24

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 35
Черный хлеб мигулай ильбек краткое содержание.

Черный хлеб мигулай ильбек краткое содержание


Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

XXIV. ОТЕЦ И ДОЧЬ

Элендей угостил, оказывается, Урнашку на всю ос­

тавшуюся жизнь: с того самого дня, когда тот вместе с

Кандюками пировал в доме Шерккея, он так и не при­

шел в разум. Но сам он этого, видимо, не понимал и по

привычке целыми днями кружил возле лавки Нямася. Хо­

дил, правда, не твердо и уверенно, как прежде, а на шат­

ких полусогнутых ногах, и его заносило то в одну, то в

другую сторону. Путался и в словах, терял мысль, заво­

дил разговор бог знает куда.

Нямась был очень зол на Элендея за это. Зол — это

бы еще куда ни шло, но он наверняка захочет отомстить

ему. В то же время он знал, как связываться с Элендеем.

И Нямась решил выждать удобный момент. Отец тоже по­

советовал ему не пороть горячку. К тому же, в деревне

мало кто любил и жалел Урнашку. Потому его судьбу по­

решили Нямась с отцом — к весне в Утламыше его не

стало. Болтали разное: кто говорил, что Кандюки отпра­

вили своего работника туда, откуда когда-то привели, кто-

то намекал на другое...

Погода не баловала — холода держались до самого на­

ступления весны. Зато весенние деньки выдались один

краснее другого. Умытое вешними водами солнце с ран­

него утра и до поздней ночи разливало свое щедрое тепло

по бездонному небу. По улицам и канавам журчат го­

ворливые ручьи; гуси выводят своих желтых пушистых

деток на зеленые лужайки и хлопотливо гогочут над ними;

заливаются песней трудолюбивые скворцы, сооружая в

скворечниках уютные гнезда; а тут уже стали лопаться

почки, того гляди зазеленеет все вокруг.

В такое время, когда в природе все пробуждается и

оживает, жить бы да радоваться, однако не все сбывает­

ся в жизни так, как мечтается. Вот и Шерккею приходится

довольно туго. Он не успевает справляться с хозяйством —

ведь у него всего-навсего две руки, а работы непочатый

край: дом надо обихаживать, скотину поить-кормить, в

поле выходить с плугом... Шерккей мечтал засеять весной

Какерлинские поля — он купил там десять десятин зем­

ли, но в одиночку это сделать не под силу, и он нанял

тамошних татар. Ему, конечно, жалко было раскошели­

ваться, но выхода другого нет, и деньги мало-помалу тают.

Утешает одно: надеется собрать неплохой урожай, только

бы убрать вовремя.

На страдную пору попытался найти трудолюбивого и

174

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

пигалицу. Но та спланировала, как осенняя бабочка, и

опустилась к его ногам. Вконец рассвирепевший Шерккей

смачно сплюнул на землю и схватился за кнут. Птица,

словно учуяв угрозу, не рискнула больше приблизиться

к телеге, но кричать не перестала. Шерккей погрозил ей

кнутовищем и махнул рукой: ну что с ней поделаешь, с

глупой?! Бог с ней, пусть летит вместе, ее ведь все равно

не остановить...

Боже, наконец-то он один на один с заветным сунду­

ком! Уже три дня, как не дает он Шерккею покоя —

заставляет то трепетать от радости, то волноваться от не­

известности. А то вдруг сердце замирает от мысли: ну,

как кто-нибудь отнимет сундук

у

Шерккея?.. Но, слава

пюлеху, наконец-то он добрался до своего загона. Открыть

сундук дома он не находил никакой возможности. Даже

детей отправил ночевать в стог сена, сам же изнутри за­

крылся в бане на задвижку и забылся кратким сном, то

и дело вздрагивая и приникая, как сурок, к двери: не

слышно ли каких подозрительных звуков? Днем он торо­

пил солнце, чтобы укоротить день; ночью с нетерпением

ждал, когда же пропоет соседский петух, чтобы укоро­

тить ночь. К счастью, и день и ночь прошли благополуч­

но. О существовании сундука не прознал никто, ребя­

тишки и те остались в неведении. Оно и к лучшему: не

прознали — и не надо.

Сундучок был невелик, но довольно увесист. На крыш­

ке его имелась железная ручка, возьмись за нее и неси

себе — удобно. За время бессонных ночей Шерккей не

только поднимал раз за разом сундучок, но и встряхивал

его: уж не пуст ли, чего доброго? Ну нет, не может быть,

чтобы такая вещица и была пуста! Небось Шерккей, хоть

и не доводилось ему до сего дня держать в руках больших

денег, сумеет отличить золотой звон от медного. Вот он

снова осторожненько встряхнул сундучок и, услышав из­

нутри желанный звук, так и зашелся от радости, аж гла­

за стали мокрыми, и он часто-часто захлопал веками.

Шерккея распирал восторг. В одном уголке сундука он

обнаружил отверстие величиной с зернышко и решил,

что отсюда и надо его открывать. Ведь ключа-то у него

все равно нет. И тут ему вспомнился день смерти отца...

Не успел отец закрыть глаза, как Элендей вынул из его

кармана ендек, сосчитал все деньги и поделил поровну

между Шерккеем и собой. В ендеке тогда Элендей обна­

ружил еще какой-то заржавевший ключ и кривой гвоз­

дик. Кто знает, может, это и был ключ от сундука?

270

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

Володя закрыл собаку со щенками в хлевушок и, вы­

брав одного из них, вынес Ильясу и пошел проводить

его до кузницы. Отныне они договорились дружить по-

настоящему.

У Тухтара тоже как раз к этому времени закончились

дела в кузнице. Он уже хотел уйти, не дожидаясь Ильяса,

и распрощался с радушными кузнецами, но тут увидел

идущих к кузне ребят и спешащую следом за ними дочку

кузнеца. Симпатичная девушка смело взглянула на Тухта­

ра. Тот стоял уже со взваленной на плечи бороной и,

увидев девушку, смутился своей ноши, но вскоре это чув­

ство заглушило другое, неуловимое душой и мозгом, но

доброе и теплое. Он зашагал не оглядываясь. Ильяс, едва

поспевая ступать с ним рядом, словно угадав потайные

мысли Тухтара, тихо проговорил:

— Ее Аней зовут, это Володина сестра. Она в Симбир­

ске учится...

XIV. БЕДА ПРИНОСИТ СЧАСТЬЕ?..

В это лето сельчане надеялись на лучший, чем в про­

шлом году, урожай. Средина лета — до дозревания ржи —

не была столь жаркой, дожди проливались вовремя, и на

дороге не клубилась чрезмерно густая пыль. Если и при

такой погоде не надеяться на добрый урожай, то какими

же надеждами и жить крестьянину? Вот уже начали скло­

няться под тяжестью колосья, и не сегодня-завтра с чьей-

то легкой руки выйдут в поле жнецы с серпами. В один

из таких дней ближе к обеду вдруг нещадно запалило сол­

нце, а над лесом стали сгущаться тяжелые темные обла­

ка. Они становились все гуще, чернее, а между ними про­

бивались неестественно белые полоски, которые вскоре

заполнили ослепительные зигзаги молний; следом за ними

загрохотал гром. Деревня зашумела, заволновалась, за­

причитала:

— Град надвигается! Град!.. Побьет хлеба-то!..

Увидев первые разряды молний, Шерккей выскочил

на улицу. Опершись об изгородь, он с ужасом глядел в

сторону леса, потом вполголоса забормотал:

—Добрый пюлех, прошу тебя, пронеси этот злой дождь

мимо моего загона, умоляю тебя...

Однако когда упали первые капли дождя, он забежал в

дом, судорожно натянул на голову войлочную шляпу, на­

кинул сохман и, не оглядываясь, босиком, помчался в поле.

8. Черный хлеб.

113

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

— Я дважды не повторяю, сестрица, — перебил ее

Элендей.

— Ну тогда... раз уж хотите сгрузить... А чем платить-

то мы за доски будем?

— За них уже уплочено, сестрица.

Тухтар тем временем развернул лошадь и завел ее в

огород. Элендей развязал веревки, и они аккуратно стали

складывать новенькие доски в штабель.

— А вы, хлебоморы, чего рты пораскрывали? Иль бо­

итесь, руки у вас отвалятся? А ну-ка помогайте тоже! —

прикрикнул Элендей на изумленных девчонок. Те, по­

краснев от смущения, кинулись помогать мужчинам.

К ночи пошел дождь, стало темным-темно, но Тухтар

ходил из дома в дом, приглашал людей помочь Бикмур-

зе. Откликнулись тотчас Мулендей, Имет, Шингель, Са­

вандей... Беда Бикмурзы задела за живое каждого. Да ведь

и с каждым может всякое случиться. Вот люди и отозва­

лись всем сердцем, среди ночи стали запрягать лошадей,

у кого их не было, те брали топоры, пилы. Вскоре всей

гурьбой выехали в сторону Паталуя.

Из-под колес свищет грязь, дорога неровная, в колдо­

бинах и выбоинах скопилась дождевая вода. Но возчики не

сбавляют скорости. Выскочивший было на дорогу из ни­

зинки серый волк тут же отпрыгнул в сторону от шумной

компании. Лошади, успевшие его почуять, беспокойно

всхрапывая, заозирались по сторонам и убыстрили шаг.

Не унывает чуваш! Его беда становится бедой друго­

го, вот и спешат они помочь друг другу, недоспав и не-

доотдохнув, утешают друг друга шуткой-прибауткой, что­

бы не выставлять напоказ свои беды и горести. Эта не-

унываемость испокон веку спасала родной народ, перед

ней отступала даже самая грозная беда, и не пугало при­

шествие новой, еще более страшной. С малых лет, гово­

рят, ему наступила на ногу корова — и он остался жив,

да еще и закалился в огне жизни, пророс железными

корнями сквозь камень и теперь способен противостоять

любым бурям и невзгодам.

Люди дружно едут обочиной дороги. Вернувшийся с

войны изможденным и израненным Шалпак рассказыва­

ет удивительные истории про то, как они воевали с япон­

цами. Наши солдаты их непременно бы победили, если

бы офицеры исполняли свое дело как надо, говорит он.

А Шырттан Имет смешит россказнями о прошедшей на

той неделе свадьбе. За разговорами не заметили, как с

рассветом добрались до Паталуя. Вот и Красный лес. Го­

28. Черный хлеб.

433

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

— Изверг... Дочь родную пропиваешь? — и тут же бес­

сильно уронила голову.

— Не твое это дело, мать, твое дело выздоравливать

поскорее, — тихо, скороговоркой проговорил Шерккей

и вернулся к столу.

Ильяс тут же сообразил, о чем идет речь. В темноте на­

щупал лапти, быстро обулся, набросил кошачий малахай,

сохман и метнулся в дверь навстречу входившему Тимруку.

— Тимрук, ты проводил бы его на двор-то, а то забо­

ится один, — заботливо сказал отец.

— Кто? Ильяс забоится? Да он такой же смелый, как

дядя Элендей!

Услышав имя брата, Шерккей так и передернулся.

— Ну, — обвел гостей счастливым взглядом, — мать

она пошумит, пошумит — и согласится. И ложки в пле­

тенке постукивают, без этого не бывает. А я своему слову

хозяин.

—А как же иначе? На то ты и мужик!

Шерккею вдруг вспомнились слова знахарки Шерби­

ге: господи, да неужто вправду они сбываются? Помнит­

ся, она говорила, только не надо противиться... И тут

Кандюк опередил его мысли:

— Вот и я говорю, сват, мы ведь тоже не последние

люди, народ в деревне нас знает! Да что в деревне — нас

в волости да в уезде знают!

— И-и, сватушка, да за нашего Нямася желающих —

полна деревня! Сегодня же десятками готовы прибежать!

Только я поглядела, поглядела — близко ни одна не под­

ходит. Да и он день и ночь вторит: Селиме да Селиме...

Уж с прошлого года забыть не может...

— Эдак, выходит, пюлех предписал... Мы ведь тоже

ничего не жалели для дочери, старались... Вот зять-то,

выходит, и не против, Нямась... Будь здоров, зятек до­

рогой! — Шерккей наконец-то впервые отважился назвать

Нямася зятем.

Пили водку, медовуху, чарку за чаркой... Закуски на

столе полным-полно, а калач так и не починали.

Вернулся Ильяс. Ноги его были по колено в снегу. Ни­

кто не заметил за разгоряченным гвалтом мальчишку. А

он, раздевшись, прошел к постели матери и молча юрк­

нул под одеяло.

— И-ех, сватушка, душа поет, сердце радости полно!

Веселись давай до утра, пока мы... Ах, жалко, гармошки

нету! Да мы и так, без нее! —Алиме запела тонким скри­

пучим голоском:

11. Черный хлеб.

161

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

— Э-хе-хе, тоже нашли мастерицу!

— Ладно, не упрямься, подружка...

-- Разве что в честь Тухтара рассказать? Ну ладно, слу­

шайте загадку: «Зимой сытый, летом голодный». Кто это?

— Повети!

— Ток!

— Подпол!

— Мякинница!

— Верно: мякинница. К лету мякина-то кончается, вот

она и остается летом пустой — голодной. Еще загадаю: у

двенадцати саламатов одно кнутовище. Что это?

Все глубоко задумались. Как же так, ведь у каждого

саламата — свое кнутовище, а тут у двенадцати — одно?..

Что это за саламат такой?

— Скажи, Униссе?

— Не знаю...

— Чегесь?

— Тоже не знаю... Может, гроздь? К примеру, гроздь

хмеля?

— Нет, не гроздь. Арихве, ты как думаешь?

—Не знаю.

— Ну, Тухтар уж точно знает.

— А вот и нет, Хакиме, не знаю.

Хакиме опросила всех — никто не знает ответа.

— Так, никто не знает, — развеселилась Хакиме, —

теперь я вас буду за это продавать. Первой продаю Унис­

се. Кому? Алаба Велюшу!

— Ах-ха-ха!

— Хакиме, смилуйся, продай меня кому-нибудь дру­

гому, только не Велюшу!

— В другой раз. Теперь продаю Чегесь... Кому же ее

продать? Тухтару, так и быть...

Чегесь зарделась краснее спелой калины. Девушки доб­

родушно посмеивались друг над дружкой.

— Тебя, Арихве, я продам Тимруку... — Хакиме нако­

нец «продала» всех девушек и назвала ответ загадки: это

были урядник со стражниками.

Все дружно рассмеялись, удивляясь: не такая уж и

сложная была загадка.

— Да, так оно и есть: кнутовище — это урядник, а

саламаты — стражники. Очень умная загадка, я такой еще

не слышал. Давайте еще загадывайте.

— Прадедушкин котел ста пятидесяти людям не под­

нять. Что это?..

С Нижней улицы донеслась песня парней в сопровож­

30'

467

elbib.nbchr.ru

Ильбек, Мигулай. Черный хлеб

Но Тимрук с Ильясом не подходили к котлу. Шерккей

по забывчивости сам посолил суп дважды, и его невоз­

можно было есть. Он предложил сыновьям съесть хотя

бы картошку из супа, но она тоже была невозможно со­

леной. Все трое молча жевали сухой хлеб. Ильяс усидел

за столом недолго, за ним последовал и Тимрук. Шерк­

кей остался один и вновь тягостно задумался. Что же де­

лать, как жить дальше?..

Так сидел он довольно долго, облокотившись одной

рукой о стол, а другой задумчиво теребя жидкую боро­

денку. Стол под ним, будто пьяный, качался на неров­

ных ножках, словно в доме не было рук, что умеют

держать топор. Ничего, починит его Шерккей, починит.

Вот отойдет только душой маленько... И все-таки надо

кого-то найти, чтоб варить суп. Сразу после смерти Сай­

де приходила помочь по дому Уття, но с тех пор, как он

перестал ее звать, она больше к ним не заходит. Шерк­

кей уж вчера намекнул ее матери, мол, не забежит ли к

нам Уття яшку сварить, но та наотрез отказалась. Ну да

бог с ней, с Уттей, найдет Шерккей кого другого. А мо­

жет, позвать Несихву? Она, конечно, не откажет, сгото­

вит раз, другой, а на третий уж самому неудобно станет.

Да и как еще позвать-то после всего, что произошло?

Братец вон стал для него самым злейшим врагом в де­

ревне. Так и сказал: ноги моей больше в твоем доме не

будет. Вот и поговори с ним после этого, а еще родней

числятся... Ничего, Элендей, придет время — Шерккей

заставит тебя поговорить с ним. И порог дома его пере­

ступишь. Погоди, дай срок...

До обеда Шерккей сходил к Кузинкке, но той не ока­

залось дома — ушла по миру побираться. Тогда он решил

зайти к одинокой сестре Веллы, что жила на Нижней

улице. Та отговорилась, мол, ткать нанялась да прясть,

некогда... Да, всяк живет как может, виноватить некого...

Вернулся Шерккей еще больше расстроенный, чем ут­

ром. Он мог бы зайти еще к одной одинокой женщине,

но если он сделает это средь бела дня, на глазах всей

деревни, люди бог весть что о нем подумают. Мол, два

месяца не прошло, как схоронил жену да дочь, а уже

ходит по одиноким вдовушкам да перестаркам. А молвы

людской Шерккей боится пуще всего. Тем более что до

сего дня о нем по деревне идет слава как о тихом, скром­

ном человеке. Правда, в прошлом месяце он услышал-

таки о себе недобрую весть, не своими ушами, а через

людей — его стали дразнить Шерккей-Лошадь. Расспро­

14. Черный хлеб.

209

elbib.nbchr.ru


 
 
Пример видео 3
Пример видео 2
Пример видео 6
Пример видео 1
Пример видео 5
Пример видео 4
Как нас найти

Администрация муниципального образования «Городское поселение – г.Осташков»

Адрес: 172735 Тверская обл., г.Осташков, пер.Советский, д.З
+7 (48235) 56-817
Электронная почта: admin@adm-ostashkov.ru
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *