Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 24

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 35
Человечек из хлеба. Реалистичные части тела и самый необычный хлеб

Хлебные человечки. Человечек из хлеба


Хлебный человечек. «Сказки, только сказки»

 

Это, конечно, никакой не секрет, вы и сами знаете, что в каждой булочной живёт хлебный человечек. Это такой крошечный гномик в белой курточке и белом колпачке, у него остренькие уши, а личико такое бледное, как мякиш белой булочки.

Он очень хороший, этот человечек, правда-правда, в нём нет ни капли зловредности! Он не подпускает к булочной тараканов, прогоняет прочь мышей, а ещё он доедает все оставшиеся кусочки теста, так что все пекари с большим почтением относятся к своим хлебным человечкам. Все, кроме пекаря по фамилии Трип. Сейчас я вам про него расскажу.

Надо вам сказать, что этот самый Трип был очень вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком. И когда он однажды утром зашёл к себе в пекарню за булочной и увидел, что хлебный человечек доедает остатки вчерашнего теста, то прямо-таки закипел от злости.

Он ухватил хлебного человечка за его белый шиворот и начал трясти:

— Ах ты, мелкий пакостник! — рявкнул он. — Бездельник, жадюга бледнолицая! Ах ты, обжора, да ты… ты… — пекарь Трип пытался вспомнить еще какие-нибудь особенно злые ругательства, он прямо задыхался от злости. — Дикобраз ты этакий! — крикнул он наконец. — Ну-ка, убирайся прочь!

И зашвырнул до смерти перепуганного хлебного человечка в угол, где тот быстро заполз за мешок с мукой.

А пекарь Трип сердито развернулся и собрался было печь хлеб, но только ой-ой-ой, что же он наделал! Обидеть хлебного человечка — последнее дело для любого пекаря, ведь с рук ему это никогда не сойдёт. Вот смотрите-ка, что же было дальше.

Дело было накануне Пасхи, а в это время все окрестные жители обычно заказывали у пекаря пасхальные куличи. Они приносили ему муку, изюм, цукаты и апельсиновую цедру, а пекарь Трип готовил для каждого из них восхитительный кулич с хрустящей корочкой. И в этот раз, как и обычно, парикмахер принёс ему мешочек муки, и учительница принесла муку, и ещё двадцать человек.

Горячее время наступило для пекаря Трипа: к субботе перед Пасхой всё должно было быть готовым. И в пятницу ночью пекарь принрлся за работу. Он высыпал всю муку в большое корыто, добавил изюм, цукаты и апельсиновую цедру и стал замешивать тесто. Проделывал он это с очень суровым лицом, поскольку был он всё-таки вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком. А когда у него получилось упругое, пышное, вязкое тесто, он двумя руками оторвал от него большой кусок, слепил великолепный круглый кулич и аккуратно положил его на гладко обтёсанный деревянный стол. И представляете, что произошло в этот момент! Не успело тесто коснуться стола, как превратилось в дикобраза. В самого настоящего живого дикобраза.

— Пусть у меня хоть хвост вырастет, если мне кто-нибудь объяснит, что это значит, — сказал пекарь Трип.

Но он был не только вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком, он был ещё и ужасно упрямым и поэтому стал и дальше лепить круглые куличи из теста. Шлёп, шлёп — складывал он их на стол, и каждый кулич немедленно превращался в дикобраза, пока всё корыто не опустело.

Дикобразы разбегались по углам и дырам и возились у духовки: двое из них даже подрались, повсюду кишели и пищали дикобразы. Все двадцать три штуки.

И что было делать пекарю Трипу? Он понуро выбрался из пекарни, закрыл за собой дверь и уселся за домом рядом с бочкой для дождевой воды. Там он просидел всю ночь до утра, пока не рассвело, его жена не разволновалась и не пошла его искать.

— Там пришли покупатели, — сказала она. — Парикмахер, и учительница, и галантерейщик, и ещё человек двадцать. Куличи готовы? И чего ты вообще расселся тут рядом с дождевой бочкой?

Пекарь посмотрел на неё грустными глазами.

— Пасхальные куличи превратились в дикобразов, — тихо сказал он, а потом расплакался.

К счастью, госпожа Трип была милой, мудрой, толстой женщиной.

— Ну-ка, рассказывай, — велела она. — Что там у тебя случилось? Ты ведь не обижал хлебного человечка?

— Хлебный человечек… — всхлипнул пекарь. — Да, это из-за него. Я отругал его за… за…

А покупатели в булочной уже стали возмущаться:

— Мы хотим наши куличи!!! — кричали они.

— Посиди пока тут, рядом с бочкой, — сказала госпожа Трип. — А я всё улажу.

Она вежливо попросила всех посетителей вернуться в булочную через час, а сама прошла в пекарню, пару раз споткнулась о дикобразов и быстро закрыла дверь, потому что они так и норовили сбежать, эти хитрюги.

Она подошла к печной трубе и крикнула:

— Хлебный человечек!

Никто не ответил.

— Хлебный человечек! — позвала госпожа Трип снова. — Моему мужу ужасно стыдно. Он вовсе не такой злюка! Он просто немного вредный, ворчливый, угрюмый и вечно сердитый человек. Прости его, пожалуйста, хлебный человечек!

Из-за трубы высунулось маленькое личико, бледное, как мякиш белой булочки.

— Все, кто стал тут дикобразом, превратитесь в тесто сразу! — крикнул хлебный человечек.

И в тот же миг дикобразы стали куличами из теста. Госпожа Трип быстро засунула их в духовку и пересчитала. Их было двадцать два, так как одному дикобразу все-таки удалось улизнуть. Так что пекарю пришлось отдать двадцать третьему покупателю свой собственный кулич.

А сам пекарь Трип с тех пор стал очень вежливым и обходительным с хлебным человечком. Мне даже кажется, что пекарь Трип теперь стал немножко менее вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком.

И ещё, на всякий случай, хочу вас предупредить, если вам вдруг где-нибудь встретится дикобраз, имейте в виду — это вполне может быть пасхальный кулич.

litresp.ru

Хлебные человечки рецепт с фото, как приготовить на Webspoon.ru

Шаг 1

Приготовим всё для теста: муку, воду или молоко, сахар, соль, масло, дрожжи, яйца.

Шаг 2

В ведёрко хлебопечи поместить жидкие ингредиенты, а потом сухие. Поместить ведёрко в хлебопечь.

Шаг 3

Выставить режим «тесто», время выйдет автоматически 1 час 30 минут.

Шаг 4

Когда прозвучит звуковой сигнал, тесто готово.

Шаг 5

Разделим всё тесто на количество человечков. Выйдет 4-5 человечков. У меня вышло 4. Значит на 4 части. Из каждой части сделаем толстую колбаску и тоненький жгутик.

Шаг 6

Пальцами у толстой колбаски сформируем голову, а жгутиком изобразим пиджак. Обернём жгутик вокруг шеи и перекрутим несколько раз.

Шаг 7

Отрежем от туловища ножницами руки и выровняем их. На талии, со стороны спинки, зафиксируем жгутик. Верхняя часть готова.

Шаг 8

Разрежем низ ножницами и сформируем ножки. Человечек готов. Девочку сделаем так же, только раскатаем скалкой низ колбаски и сформируем юбочку.

Шаг 9

Переложим человечков на лист, присыпанный мукой. Можно посыпать человечков сахаром, предварительно смочив водой. Оставить для расстойки на 20 минут. Выпекать при 180°С минут 15.

Шаг 10

Человечки готовы, можно порадовать домочадцев.

Шаг 11

Подавайте к чаю или молоку.

webspoon.ru

Хлебный человек | Славянская кукла

Хлебный человек

Есть среди обережных куклах много таких, которые направлены на достаток в семье, на то, чтобы семья была всегда сыта, не испытывала нужды и не голодала. Такая кукла, например, Крупеничка, Богач. А есть еще и Хлебный человек. Он  символизирует Хозяина, который уже собрал в этом году свой урожай пшеницы и теперь восседает на мешке. Это рачительный и добрых Хозяин, который готов поделиться своим урожаем с нуждающимися, поэтому держит в руках мешки с пшеницей. Я надела на него ещё и сапоги, так как это подчеркнет его достаток и зажиточность. Но в оригинальной кукле их нет.Тело куклы делается из двунитки. Размер — с ладонь. Внутрь кладётся скатка из ленточки, для лица. Руки соразмерны с телом, прикручиваются крестом. Но сначала их «одевают» в рукава рубахи. Затем одеваются порты, а потом уже рубаха  привязывается к шее выворотным способом. Кукла обязательно  подпоясывается. Одевем на неё шапку. Надо сказать, что ткань для одежды подбираем так, чтобы по цвету  части «перекликались» друг с другом.

Мешок наполняется пшеницей, как и два других, в руках Хозяина.

Обо всех секретах традиционных кукол вы можете узнать на занятиях у Светланы Косинцевой.

slavyanskayakukla.ru

Пошаговый Рецепт хлебных человечков с фото

Пошаговый рецепт хлебных человечков с фото.
  • Национальная кухня: Европейская кухня
  • Тип блюда: Вторые блюда
  • Сложность рецепта: Простой рецепт
  • Время подготовки: 1 час 30 мин
  • Время приготовления: 1 час
  • Количество порций: 4 порции
  • Количество калории: 92 килокалорий
  • Повод: Ужин, перекус, завтрак

Это способ приготовления выпечки для детей. Оказывается, всё просто. Нужно только сдобное тесто и немного фантазии. Если посыпать человечков сахаром, то будет сладкая выпечка, а если маком или кунжутом, то нет. Попробуйте приготовить такой хлеб для своих малышей, думаю им понравится. Времени формовка занимает совсем немного, а тесто приготовит хлебопечь.

Ингредиенты на 4 порции

  • Дрожжи сухие 2 ч. л.
  • Масло сливочное 6 ст. л.
  • Молоко 230 мл
  • Мука пшеничная 4 ст.
  • Сахар 5 ст. л.
  • Соль 2 ч. л.
  • Яйца куриные 1.5 шт.

Пошагово

  1. Приготовим всё для теста: муку, воду или молоко, сахар, соль, масло, дрожжи, яйца.
  2. В ведёрко хлебопечи поместить жидкие ингредиенты, а потом сухие. Поместить ведёрко в хлебопечь.
  3. Выставить режим «тесто», время выйдет автоматически 1 час 30 минут.
  4. Когда прозвучит звуковой сигнал, тесто готово.
  5. Разделим всё тесто на количество человечков. Выйдет 4-5 человечков. У меня вышло 4. Значит на 4 части. Из каждой части сделаем толстую колбаску и тоненький жгутик.
  6. Пальцами у толстой колбаски сформируем голову, а жгутиком изобразим пиджак. Обернём жгутик вокруг шеи и перекрутим несколько раз.
  7. Отрежем от туловища ножницами руки и выровняем их. На талии, со стороны спинки, зафиксируем жгутик. Верхняя часть готова.
  8. Разрежем низ ножницами и сформируем ножки. Человечек готов. Девочку сделаем так же, только раскатаем скалкой низ колбаски и сформируем юбочку.
  9. Переложим человечков на лист, присыпанный мукой. Можно посыпать человечков сахаром, предварительно смочив водой. Оставить для расстойки на 20 минут. Выпекать при 180°С минут 15.
  10. Человечки готовы, можно порадовать домочадцев.
  11. Подавайте к чаю или молоку.

 

recipex.ru

Сиэн Екер

Сиэн Екер

Апокалипсис(Бог из камеры номер... )

Пьеса для одного актера

Полная темнота.

В отдалении раздаются шаги.  Их звуки все ближе.  Подойдя ближе, останавливаются.  Открывается железная дверь.  На светлом проеме двери видно, как с силой вталкивают внутрь одного человека, и тот падает на пол.  С лязгом закрывается дверь.  В сомкнувшейся опять полной темноте, шаги удаляются и стихают.

Загорается, висящая над камерой, лампа.

Человек в одежде заключенного, лежащий на полу ничком, медленно поднимает голову и озирается по сторонам.  В камере только железные нары и железный стол.

Человек тяжело поднимается.  Трогает ушиб на голове.  Идет к двери и с видом знатока осматривает ее.  Садится, пробуя, на нары.  Трогает стол.  Вроде что-то ищет и, не найдя ничего, мотает головой.  Начинает читать надписи на стене, нацарапанные другими зеками…

Человек хватается за голову и резко припадает к столу.  Из груди его вырывается стон.  Вдруг он резко вскидывается и, подскочив к двери, кричит, колотя ее...  Смолкнув, прислушивается...  Мертвая тишина...  Задергавшись как от удушья, человек падает к столу и обхватывает голову руками.  Затемнение.

Светлеет.

Человек лежит на нарах.  В коридоре слышатся шаги.  Подходят и останавливаются возле двери.  Открывается глазок в двери…

Человек медленно поднимается и садится на нарах.  За дверью раздается смех.  Хлоп!  – в низу двери открывается окошечко, и в нее появляется алюминиевая миска.  Слышно, как наливают в нее воду.

Человек поднимается с нар и идет к двери.  Когда он наклоняется, чтобы взять миску, она исчезает обратно.  И раздается смех…

Человек в ярости колотит дверь.  Окошечко захлопывается.  Спохватившись, человек стучит просительно-негромко.  Никакого результата: шаги удаляются и стихают.

Человек возвращается к нарам и ложится.

Затемнение.

Светлеет.

Человек лежит на нарах.  Слышно, как где-то капает вода.  Человек прислушивается, и видно, как его мучит жажда.  Облизывает губы и глотает слюну.  Припав к стене, лижет ее…

В отдалении слышатся шаги.  Человек вскакивает на ноги и застывает у двери, весь превратившись в слух.

Шаги приближаются.  Подходят к двери...  Человек весь вытягивается в напряжении...  Но шаги следуют мимо.

Человек кричит, колотит в дверь.

Шаги останавливаются...  Человек ободренно стучит опять – не стук, а мольба…

Шаги возвращаются к двери и останавливаются.  Открывается глазок.  У человека, поспешно ставшего перед этим глазком, приниженный вид просящего.  Даже как бы ростом стал ниже, и в нем уже ничего нет от человека, сейчас только колотившего дверь с такой яростью.

Открывается окошечко, и в ней появляется миска.  Звук наливаемой воды.  Человек радостно бросается к миске – но не успевает: миска опять исчезает.  Человек стоит, от растерянности не зная, что и делать…

Миска появляется опять.  И зовут, как подзывают собак: «ц-ц-ц!..»

Человек ничего не понимает…

Опять подзывают: «ц-ц-ц!..»

Человека вдруг озаряет догадка.  Он страшно вспыливает, выпятив грудь...  и сникает, насупясь.  Долго стоит в борении чувств...  И принужденно улыбается, медленно опускается на колени и на четвереньках направляется к миске.

Слышится негромкий смешок и – «ц-ц-ц!..»

Человек протягивает руку к миске, но она опять исчезает…

И опять появляется – «ц-ц-ц!..»

Человек стоит в нерешимости...  «Ц-ц-ц!..» Вдруг человек улыбается с понимающим видом, нагибается к миске, и начинает лакать из нее по-собачьи…

Громкий смех.

Подняв голову кверху, человек тоже смеется.  И наконец-то удостаивается миски с водой и куска черного хлеба.  Под все тот же продолжающийся за дверью смех, он с жадностью пьет воду и, давясь и рыча как собака, поглощает хлеб.

Шаги удаляются.  Человек сидит, прислушиваясь к ним...  Шаги стихают.

Затемнение.

Светлеет.

Человек лежит.  Шаги...  Человек поспешно вскакивает, ставит пустую миску у окошечка и отходит.  Открывается глазок.  Раздается смех.  Человек тоже заискивающе подхватывает его.  Смех за дверью от этого так и взвивается, будто масла подлили в огонь, - там просто катаются.  Человек тоже старается вовсю…

Смех за дверью вдруг обрывается, и опускается гнетущая тишина...  В замешательстве человек тоже смолкает с виноватым видом…

Хлоп!  – открывается окошечко...  Миска...  Звук воды…

Человек медленно опускается опять на колени и на четвереньках направляется к миске.  И только протянул руку к миске – окошечко со стуком захлопывается…

Человек так и вскидывается от неожиданности.  Вскакивает на ноги и размахивается, чтобы ударить дверь, но останавливается с занесенной рукой...  Раздается смех...  Шаги удаляются…

Человек хватается за голову и идет, падает на нары...  Долго лежит...  И, застонав вдруг, начинает бить по нарам…

Затемнение.

Светлеет.

Человек лежит.  Шаги...  Человек лежит...  Открывается глазок...  Человек лежит...  Слышится смех...  Человек отворачивается к стене...  Открывается окошечко.  Звук воды...  Человек лежит...  Смех...  В окошечке появляются миска и ломоть черного хлеба.  Окошечко захлопывается.  Шаги удаляются и стихают.

Человек медленно поднимается, безучастно берет миску и хлеб, и кладет их на стол.  С отсутствующим видом делает глоток из миски, и машинально начинает жевать хлеб, даже не глядя на него.  И застывает, забывшись.  Между тем пальцы его сами собой начинают мять недоеденный кусочек хлеба от большого ломтя…

Когда человек приходит в себя от унесших его куда-то мыслей, в его руке оказывается вылепленная из хлебного мякиша фигурка человечка.  Хмыкнув и застыв на какое-то мгновение от неожиданности, человек усмехается и разглядывает его, поворачивая и так, и этак.  И превращает его обратно в комок.  Сминает его с остальным куском и начинает лепить человека побольше и получше…

И вот он готов, человечек из хлеба.  Человек ставит его на стол и критически осматривает его, отступив на шаг.

ЧЕЛОВЕК (тыкает пальцем себя в грудь).  Это – я!  (Тыкает в сторону хлебного человечка.)  А это – ты!  Я – человек!..  А ты...  ты тоже человек...  Но я живой...  живой человек.  А ты – нет!  Не живой.  Ты – фигурка.  Ты – хлебный человек, а не настоящий.  Понял?  Это я , это вот я сделал тебя...  Я сотворил...  Ну да!..  И значит, я тебе все равно как отец.  А ты мне, соответственно, как дитя.  Так ведь выходит...  Согласен?..  Здесь никого нет...  Здесь только мы двое – ты да я...  .

А сперва я был здесь один.  Да...  Ну совершенно один!  Ты представляешь?  Совершенно один, вмурованный в этот глухой каменный мешок.  Совершенно один!  Даже без веревки, чтобы удавиться, даже без кусочка стекла, чтобы перерезать себе вены!  Ты понимаешь это?  Совсем, совсем один с самим собой...  А теперь вот ты есть.  Теперь нас двое.  Так что не так уж паршиво, не так уж одиноко будет теперь.  Ведь правда?  Ну ладно, со временем все поймешь...  Постепенно...  Я научу тебя, что такое жизнь...  Уж я знаю ее.  Ты у меня станешь настоящим человеком.  А почему бы и нет, если постараешься как следует?  Только слушайся меня.  Ты понял?  Вот так-то!..  Такая вот ситуация на данный момент...  Во-от... 

Ну что?  Чего приуныл?  Давай знакомиться с окружающим миром.  Вот это называется карцер.  Карцер.  Ну ШИЗО, значит...  Вот каменные стены с четырех сторон.  Бетонный пол.  Бетонный потолок.  А это вот солнце твое – лампа.  Вот – нары.  Вот – стол.  Вот – параша.  И вот - я.  Такой вот мир здесь, значит.  И ничего тут не поделаешь.  Такая вот судьба, такая вот доля выпала тебе, значит.  Карты тебе выпали не те, понял?  Ну, жребий такой выпал...  Здесь пан или пропал...  Будешь слушаться меня – будешь жить.  Потому что я для тебя – Бог, твой единственный Бог, здесь, в этом мире.  Господь Творец твой, значит.  Создатель.  Всевышний.  Так-то, парень.  И если ослушаешься, отступишься от меня, пеняй на себя: я тебя создал – я тебя и уничтожу.  И не говори, что не предупреждал...  Ну ладно, не унывай...  Еще десять дней я буду здесь.  Так что времени у нас еще достаточно.  Да ладно, чего приуныл, поживем еще...  А там...  Где не протухло одно яйцо, где не пропал один молодец –чего там бояться?  Чему быть, тому не миновать.  Живы будем, не помрем.  Так ведь, а?  Да ладно уж, чего приуныл?  И вообще, чего тебе грустить-то, не понимаю?  Ты же ведь просто всего-навсего из хлебного мякиша, из сырого теста сделан, понимаешь?  Ты- всего-навсего хлебный человечек!  Ну!  Что с тобой может случиться-то?  Как был хлебным мякишом, так и будешь кусочком сырого теста.  Вот даже я, живой человек, с болящей плотью, с комком нервов, с истерзанной душой, и то не унываю...  (Внимательно всматривается в лицо человечка.)  Что, дружище, заскучал уже?  Так я же тут с тобой – твой Отец, твой Бог, Создатель твой! 

Пауза

Что-что?..  Это ты серьезно?..  Э-э, парень, сдается мне...  Что, бабы не хватает?  Да?  Ну, скажи!  Да ведь?  Ну точно!  Терпи, парень, даже сам я , твой Бог, три года не видел этих существ.  А ты не успел даже появиться, а уже кричишь на весь свет...  Что?  Что такое?  Ну-ка повтори!..  Ну и дурак!  Понимаешь ли ты, дурья твоя башка, что во всем этом мире, ну короче, в этой зоне все сидят кукуют из-за этих баб?  Все поголовно!  Как ты ни крути-верти, в конечном итоге все равно все дела упирают в них.  Так уж выходит.  Нет, ты понял?  То-то!..  И после этого...  Эх, ты...  Ну да ладно – будет, будет тебе баба...  Слепим...  Но уже из следующего пайка.  Ну надо же, а даже я, Бог твой, сижу тут один без женщины, а он...  Надо же...  Ну ладно, давай спать.  Поздно уже…

Человек ложится и скрючивается на нарах…

Затемнение.

Светлеет.

Человек за столом занят лепкой из мякиша.

ЧЕЛОВЕК.  Ну не торопи, не торопи...  Да подожди ты!..Будет, будет тебе женщина...  Хлеба, думаю, хватит...  Что сопишь-то?  Что-то не так?..  Хлеба многовато?  И правда что.  А то, действительно, вышла бы такая большая, вся в телесах, больше тебя в два раза, что совсем замучает.  До смерти загонит.  Ох, беда!  Не красиво получится...  Хорошо, сейчас уменьшим...  Та-ак...  Ну как, сойдет вот так?  Чтоб только-только – ни грамма больше, ни грамма меньше.  Тютелька в тютельку...  Чтоб как в аптеке.  Кстати, а ведь Бог-то, говорят, создал женщину из ребра мужчины.  Хе!  Не может такого быть.  Не верю.  Как это, из такого маленького материала как ребро – и вдруг женщина!  Нестыковочка получается...  Та-ак…Ну вот...  Ну-ка, глянь, ничего бабенка выходит, да?  Эй, да ты чего, уже втюрился, что ли?  Да подожди ты!..  Ну ты даешь!  (Мотает головой.)  Баба еще не готова, а он уже бросаться...  Да ты можешь потерпеть хоть чуточку?  Как же без ног-то, без бедер, без грудей?  Ну что ты!  Разве можно?...Ну-ка назад!  Что ты все лезешь?  Ну могу я работать нормально?..  Какие ноги хочешь у ней?  Длинные или короткие?  Прямые или кривые?  (Смеется.)  А груди?  Маленькие или большие?  Да погоди ты!  Все будет что надо!  Разве я сделаю тебе плохую?..  Та-ак...  Та-ак...  Ну вот сам посмотри.  Груди так груди!  Бедра так бедра!  Остались только сосочки.  Как же без них?..  (Скатывает и прилепляет два маленьких катышка.)  Ну вот!  Все!  Готово!  Бери!  (Ставит женщину напротив человечка.)  Ну как?  (Смеется.)  Ээ-э, друг!..  Да что это ты застеснялся-то?  Ну что такое, не знаю?!  Тоже мне мужик!  Она же сама хочет.  Все они такие...  Ну что стоишь, иди!  (Двигает человечка к женщине.)  Ну что, ну что остановился-то?  Да это же она просто прикидывается, будто ничего не хочет.  Ломает из себя черт знает кого.  Все они такие...  Не могут без жеманства.  Хотя самим не терпится не хуже нашего.  Чем сильнее тискаешь их, чем больнее им делаешь, тем им только слаще...  Ну что стоишь, иди!  Ну!  Ну же!..  Не знаешь, как подступиться?  Ну этому я тебя быстро научу...  Ну ближе, ближе!..  Не бойся, не укусит...  Вот так...  Прижмись к ней.  Обними!  Ну и что чувствуешь?  (Нервно смеется.)  Что так вспотел-то?..  Главное, не спеши...  (Вспотев сам, Человек смахивает пот.)  Так, так...  Отлично...  Все отлично...  Ого!  Уже валишь на спину?  Вот даешь!  Берет свое природа-то.  Сама все подскажет, что и как...  Ты, главное, не спеши...  Не спеши, говорю...  Что так запыхался-то?  (Сам начинает тяжело дышать.)  Не спеши...  (Начинает между ними любовь.)  Вот так, вот так...  Давай, давай...  Так ее!  Так ее!  Еще, еще!  (Доводит себя до оргазма.  Глухой стон.  Вытирает пот, отдышивается.)

Ну?..  Ну и как?  Ничего, да?..  Теперь у тебя есть женщина...  Скажи спасибо...  Если б не я, то откуда бы у тебя женщина?  Теперь всегда, когда тебе захочется - на тебе женщина.  Всегда под боком...  Ну а мне-то что?  Я же Бог...  Я и без женщин могу обойтись.  Да и зачем мне они?  Я же Бог.  Ты понимаешь это, кусок сырого теста!  Ты понимаешь это?!  (Вскакивает и резко накрывает человечка миской.)

Нет, ты посиди, коли так!..  Ишь ты!..  Посиди, подумай.  Тогда, может, и поймешь, что почем...  Это я, это я тебя сделал из мякиша, из сырого теста, куриные мозги твои!  Ты понимаешь это?  От своего хлеба отказался, ради которого становился даже на четвереньки, унижался как последняя собака.  А что ты думал?  "Ц-ц-ц!" А все ради тебя!  (Начинает нервно ходить по камере.)  Посиди, посиди!..  Даже вот я сижу здесь, в этой каменной конуре.  Живой человек...  А ты?  Да разве человек ты?  Хе!  Тоже мне человек нашелся!  Ты же просто сырое тесто.  Жалкое подобие человека...  Тьфу-ты!

Человек ложится на нары и отворачивается к стене.

Затемнение.

Светлеет.

ЧЕЛОВЕК.  Ну и как?..  Подумал на досуге?..  Понял, что к чему?..  Что молчишь-то?..  Обиделся, что ли?..  Хе!..  Видали?  Он еще и обижается...  Всего-то на одну только ночь...  А ты знаешь, сколько сижу я здесь?  Десять лет!  Ты понимаешь это?  Да откуда тебе?!..  Да и как же понять это тебе, сырому тесту?  (Открывает миску и ставит человечка на ноги.)  Что смотришь?  Радуйся!  Амнистия!  Что еще я могу, кроме как дать тебе амнистию?  Живи - радуйся.  Может, потом когда-нибудь и поймешь меня...  Ну не сопи, подумаешь, одну ночь провел в заключении...  Не строй из себя обиженного...  Даже я сижу здесь десять лет без никакой на то вины.  Без никакой вины!  А ты?..  Говорят, что Бог изгнал человека из рая из-за одного только яблока.  Подумать только, из-за одного паршивого, гнилого, червивого яблока!  Сказал, чтобы не ели, а они только откусили по одному разу...  Опять же из-за бабы.  Подговорила, сука...  Говорил же тебе, что все беды этого мира из-за женщин!..  Погоди, погоди...  Тебя тоже, что ли, подговорила твоя женщина.  Подстрекала, да?..  Ну, чтобы не чтил меня, не слушал?  Ведь так же, да?  Ну-ка посмотри мне прямо в глаза!..  А ведь правда!..  Ну ладно, чего там, дело прошлое.  Подумаешь, женские сплетни!  На то и женщина...  Ну, а та?  Из-за своей дурости, баба и есть баба, и поддалась искушению змея.  А это уже, извините, криминал!  Уголовное дело!  Статья!  Да еще и мужу дает откусить.  Ну и все!  Статья 105!  Известное дело...  Ну как тут, скажи ты мне, не разгневаться Богу.  Понятно дело.  Вот и отправил их по этапу на эту землю из Рая, где тогда ничего и не было, как вот в этой камере.  Короче, в зону...  С тех пор и кукует все человечество в этой зоне, в колонии под названием Земля.  Вот ведь как оно!  (Человек задумывается и потрясенно трясет головой.)  Ну ты смотри, каков оказывается прокурор-то Он, а, Бог-то?!  Из-за одного гнилого яблока...  Но опять же, с другой стороны, и Его понять можно.  Если уж перестали слушаться, то так дальше уже не могло идти.  В бардак бы все превратили.  В бордель.  В Содом и Гоморру.  Это так...  Подумать только!  Из-за одного только яблока!  Не знаю, дошло ли дело до постели, до всех этих дел, но почему тогда, ну почему, спрашивается, Сам же Он и снабдил человека необходимым для этого инструментом?  И чего тогда сердиться, не понимаю.  Ну, перетрахались они, ну и что?  Сам же и сделал, и Сам же и сердится.  Тоже мне Бог!..  И Ему-то и молимся, полы долбим лбами...  Ну уж извольте!  Только не я!  Ишь чего захотел!  Рассердился, понимаешь!  Дак и я, давеча, на тебя рассердившись, посадил тебя на ночь.  Дак это на ночь!  Это же нормально.  Чтоб неповадно было.  На одну только ночь!  Как же без этого.  А Он?  Из Рая нас погнал на эту зону, в эту сраную колонию под названием Земля, и забыл.  Напрочь!  И когда Он нас вернет обратно в Рай, и когда Он, наконец, нам подарит амнистию?..  Уже все сроки прошли...  Когда?!.  (Пауза.  Потрясенно трясет головой.)  Я понял...  Я, наконец-то, все понял...  Ну надо же, а?..  Значит Бог, тоже как и мы...  заключенный...  Да-да, тоже как и мы - зека...  Да-да, Он - зека...  Он сам сидит в тюряге как и мы...  Его самого посадили в тюрьму - другие, еще более выше Его инстанции, верховные Боги, которые еще выше Его...  Посадили в карцер, в ШИЗО, упрятали туда как и меня!..  И поэтому Он как и я, вмурованный один-одинешенек в этот глухой каменный мешок, от ужасной тоски, от удручающего одиночества, чтобы не сойти с ума, чтоб не свихнуться, чтобы как-то выжить создал нас...  Создал, как и я создал тебя...  Да-да...  Ну и навыдумал там всякое про рай и ад...  Но тогда...  (Ежится от страшной догадки.)  Тогда...  Он и не придет никогда...  Он!  Не придет!  Никогда!  Его выпустили из карцера, из Шизо!  А Он и рад...  Он вышел на волю, а мы...  остались...  Он нас оставил...  Мы остались...  Одни...  Без Бога...  Нет...  Этого не может быть...  Нет!  Мне не нужен такой Бог, который своих, созданных Им же, чад бросает на произвол судьбы...  Нет, не нужен...  Мне не нужен такой Бог, который нас оставил, бросил нас одних здесь!  Я плюю на него!  Ээй, Боже, Ты меня слышишь!  Я плевать хотел на Тебя!  Ты нас бросил!  Вот Тебе!  Накося - выкуси!  (Показывает небу кукиш.)  На, Тебе!  На!  На!  Ну что, съел?!  Что не нравится?!  Ну давай, срази меня!  Срази, убей меня одним ударом, сровняй с землей!  Ну иди!  Иди сюда!  Иди!  Не-ет, не придешь ведь...  Не приде-е-ешь...  Ну почему тогда так молятся Тебе?  Я тоже молился, как дурак, как последний дурак...  А теперь до меня дошло...  Все стало, наконец-то, ясно: Ты сам ничего не можешь сделать, и вернуться к нам не в Твоей власти.  Разве что, когда посадят Тебя во второй раз.  Тогда, быть может и вспомнишь о нас...  Но это еще как сказать...

Обхватив голову, человек падает.

Затемнение.

Светлеет.

ЧЕЛОВЕК (держит перед собой хлебных человечков).  Вот и прошли десять дней...Сегодня меня выпускают отсюда...  Я многое передумал здесь...  Я очень благодарен вам обеим...  Как бы я выдержал все это без вас?  Да и вообще мне здесь, честно говоря, с вами понравилось...  Мне не хотелось бы от вас уходить...  Потому что здесь я сам Бог.  Для вас.  Для себя...  А как я буду там, в тюрьме, среди сотен других в этом собачьем мире?..  Теперь я этого даже и представить не могу...  Но что поделаешь?  Вытуривают...  Силой...  Боги, которые еще выше меня...  Но я не тот Бог, который всех нас забыл, оставил одних здесь...  Я не хочу и не могу оставить вас здесь одних без своего попечения...  Потому что я люблю вас...  Люблю и жалею...  (В голосе слезы.)  Вы поймете меня...  Я не хочу вас оставить одних в этих глухих каменных стенах...  Если бы возможно было - взял бы с собой...  Но ведь будут шмонать...  Отберут и растопчут...  Ну уж нет!..  Вы...  вы, это...  простите меня...  Бога своего...  Своего единственного Бога...

Человек крестится и медленно, бережно берет фигурки...  Прижимает к сердцу...  Смахивает слезу...  Кладет их медленно в рот...

Жует...  Проглатывает...

Звучит музыка...  Открывается дверь...  В ее проеме бьет сильный свет...  И Человек исчезает в этом Свете.

Не Апокалипсис ли это?

Идея богочеловека в психодраме Семена Ермолаева "БОГ"

обратно

www.diaspora.sakhaopenworld.org

Хлебный человечек. Сказки, только сказки

Хлебный человечек

Это, конечно, никакой не секрет, вы и сами знаете, что в каждой булочной живёт хлебный человечек. Это такой крошечный гномик в белой курточке и белом колпачке, у него остренькие уши, а личико такое бледное, как мякиш белой булочки.

Он очень хороший, этот человечек, правда-правда, в нём нет ни капли зловредности! Он не подпускает к булочной тараканов, прогоняет прочь мышей, а ещё он доедает все оставшиеся кусочки теста, так что все пекари с большим почтением относятся к своим хлебным человечкам. Все, кроме пекаря по фамилии Трип. Сейчас я вам про него расскажу.

Надо вам сказать, что этот самый Трип был очень вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком. И когда он однажды утром зашёл к себе в пекарню за булочной и увидел, что хлебный человечек доедает остатки вчерашнего теста, то прямо-таки закипел от злости.

Он ухватил хлебного человечка за его белый шиворот и начал трясти:

— Ах ты, мелкий пакостник! — рявкнул он. — Бездельник, жадюга бледнолицая! Ах ты, обжора, да ты… ты… — пекарь Трип пытался вспомнить еще какие-нибудь особенно злые ругательства, он прямо задыхался от злости. — Дикобраз ты этакий! — крикнул он наконец. — Ну-ка, убирайся прочь!

И зашвырнул до смерти перепуганного хлебного человечка в угол, где тот быстро заполз за мешок с мукой.

А пекарь Трип сердито развернулся и собрался было печь хлеб, но только ой-ой-ой, что же он наделал! Обидеть хлебного человечка — последнее дело для любого пекаря, ведь с рук ему это никогда не сойдёт. Вот смотрите-ка, что же было дальше.

Дело было накануне Пасхи, а в это время все окрестные жители обычно заказывали у пекаря пасхальные куличи. Они приносили ему муку, изюм, цукаты и апельсиновую цедру, а пекарь Трип готовил для каждого из них восхитительный кулич с хрустящей корочкой. И в этот раз, как и обычно, парикмахер принёс ему мешочек муки, и учительница принесла муку, и ещё двадцать человек.

Горячее время наступило для пекаря Трипа: к субботе перед Пасхой всё должно было быть готовым. И в пятницу ночью пекарь принрлся за работу. Он высыпал всю муку в большое корыто, добавил изюм, цукаты и апельсиновую цедру и стал замешивать тесто. Проделывал он это с очень суровым лицом, поскольку был он всё-таки вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком. А когда у него получилось упругое, пышное, вязкое тесто, он двумя руками оторвал от него большой кусок, слепил великолепный круглый кулич и аккуратно положил его на гладко обтёсанный деревянный стол. И представляете, что произошло в этот момент! Не успело тесто коснуться стола, как превратилось в дикобраза. В самого настоящего живого дикобраза.

— Пусть у меня хоть хвост вырастет, если мне кто-нибудь объяснит, что это значит, — сказал пекарь Трип.

Но он был не только вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком, он был ещё и ужасно упрямым и поэтому стал и дальше лепить круглые куличи из теста. Шлёп, шлёп — складывал он их на стол, и каждый кулич немедленно превращался в дикобраза, пока всё корыто не опустело.

Дикобразы разбегались по углам и дырам и возились у духовки: двое из них даже подрались, повсюду кишели и пищали дикобразы. Все двадцать три штуки.

И что было делать пекарю Трипу? Он понуро выбрался из пекарни, закрыл за собой дверь и уселся за домом рядом с бочкой для дождевой воды. Там он просидел всю ночь до утра, пока не рассвело, его жена не разволновалась и не пошла его искать.

— Там пришли покупатели, — сказала она. — Парикмахер, и учительница, и галантерейщик, и ещё человек двадцать. Куличи готовы? И чего ты вообще расселся тут рядом с дождевой бочкой?

Пекарь посмотрел на неё грустными глазами.

— Пасхальные куличи превратились в дикобразов, — тихо сказал он, а потом расплакался.

К счастью, госпожа Трип была милой, мудрой, толстой женщиной.

— Ну-ка, рассказывай, — велела она. — Что там у тебя случилось? Ты ведь не обижал хлебного человечка?

— Хлебный человечек… — всхлипнул пекарь. — Да, это из-за него. Я отругал его за… за…

А покупатели в булочной уже стали возмущаться:

— Мы хотим наши куличи!!! — кричали они.

— Посиди пока тут, рядом с бочкой, — сказала госпожа Трип. — А я всё улажу.

Она вежливо попросила всех посетителей вернуться в булочную через час, а сама прошла в пекарню, пару раз споткнулась о дикобразов и быстро закрыла дверь, потому что они так и норовили сбежать, эти хитрюги.

Она подошла к печной трубе и крикнула:

— Хлебный человечек!

Никто не ответил.

— Хлебный человечек! — позвала госпожа Трип снова. — Моему мужу ужасно стыдно. Он вовсе не такой злюка! Он просто немного вредный, ворчливый, угрюмый и вечно сердитый человек. Прости его, пожалуйста, хлебный человечек!

Из-за трубы высунулось маленькое личико, бледное, как мякиш белой булочки.

— Все, кто стал тут дикобразом, превратитесь в тесто сразу! — крикнул хлебный человечек.

И в тот же миг дикобразы стали куличами из теста. Госпожа Трип быстро засунула их в духовку и пересчитала. Их было двадцать два, так как одному дикобразу все-таки удалось улизнуть. Так что пекарю пришлось отдать двадцать третьему покупателю свой собственный кулич.

А сам пекарь Трип с тех пор стал очень вежливым и обходительным с хлебным человечком. Мне даже кажется, что пекарь Трип теперь стал немножко менее вредным, ворчливым, угрюмым и вечно сердитым человеком.

И ещё, на всякий случай, хочу вас предупредить, если вам вдруг где-нибудь встретится дикобраз, имейте в виду — это вполне может быть пасхальный кулич.

librolife.ru

Реалистичные части тела и самый необычный хлеб – Это интересно!

Китайский скульптор Киттиват Унаром прославился тем, что создает реалистичные части человеческого тела из хлеба. Сегодня мы покажем вам его работы. Сегодняшняя подборка может шокировать даже самых стойких людей. Ведь работы Киттивата выглядят очень реалистично.

(12 фото)

1. Киттиват Унаром выпекает хлеб в формах расчлененных частей тела человека. Все его «произведения» съедобны.

2.  Их можно приобрести в семейном магазине-пекарне. В качестве материала для глаз, губ и прочих мелких частей тела скульптор использует орехи, изюм и кешью. Множество мелких деталей, которые очень умело воссоздаются скульптором, заставляют поверить в то, что его работы словно взяты из лаборатории судебной экспертизы.

3. Скульптор потратил много времени на посещение судебных музеев и изучение анатомии человека. Благодаря этому , его работы выглядят столь натурально.

4. Киттивату принадлежит пекарня в Ратшабури, Таиланд. Пекарня  – семейный бизнес Киттивату. Он научился печь хлеб, будучи 10-летним ребенком.

5. Жуткие работы скульптора-пекаря.

6. Создается впечатление, что в магазине Киттивату оборудована лаборатория судебной экспертизы.

7. Вот такие съедобные части тела вы можете приобрести в лавке Киттивату.

8. Ужасающе реалистичная голова-хлеб.

9. Продукция магазина Киттивату.

10. Готовый к продаже хлеб для людей с крепкими нервами и желудком.

11. Фрагмент «человеческого тела» готовиться к выпечке.

12. Скульптор за работой в пекарне.

daypic.ru


 
 
Пример видео 3
Пример видео 2
Пример видео 6
Пример видео 1
Пример видео 5
Пример видео 4
Как нас найти

Администрация муниципального образования «Городское поселение – г.Осташков»

Адрес: 172735 Тверская обл., г.Осташков, пер.Советский, д.З
+7 (48235) 56-817
Электронная почта: admin@adm-ostashkov.ru
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *