Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 11

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru1.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 21

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru2.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 22

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru3.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 23

Warning: file_get_contents(/var/www/www-root/data/www/yandex_adm-ostashkov.ru4.txt): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 24

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/adm-ostashkov.ru/index.php on line 35
Хлеб растет шим читать онлайн. Читать онлайн "Рассказы и сказки" автора Шим Эдуард Юрьевич - RuLit - Страница 5

Сказки, найденные в траве. Хлеб растет шим читать онлайн


Читать онлайн Сказки, найденные в траве

"Сказки, найденные в траве" - это рассказы о цветах, о травах, которые мы встречаем на лугу, о растениях, что живут в реках и озёрах, о деревьях, растущих в наших лесах, о птицах и животных... 

Эта книга о том зелёном мире, который мы видим каждый день, но который так мало ещё знаем.

Э. ШимСказки, найденные в траве

Автор этой книги живёт на той же лестнице, что и я. 

Мы с ним иногда встречаемся в лифте. Естественно, что постепенно познакомились. 

"Как ваша фамилия?" 

"Шим Эдуард Юрьевич". 

"А!.. Это тот самый Шим, который писатель?" 

"Да, а ваша фамилия как?" 

"Образцов Сергей Владимирович". 

"А!.. Это вы тот самый Образцов, который руководит кукольным театром?" 

"Правильно". 

С того дня стали здороваться; потом я пригласил Эдуарда Юрьевича на премьеру, а он мне дал прочитать свою, ещё не напечатанную рукопись. Я прочёл, и мне захотелось написать к этой будущей книжке предисловие. 

Шим спросил издательство. Там сказали: хорошо, пусть пишет.

Вот я и пишу. 

За окном зима. Ветви деревьев окантованы пушистыми колбасками снега. На перилах балкона две кормушки. Одна похожа на круглый домик с такой же круглой терраской. Она с просяным зерном. Другая - как маленькая металлическая авоська. В ней обрезки сала. 

Около качающегося домика всё время вертятся суматошные полевые воробьи, а иногда, откуда ни возьмись, появляется поползень. С двух концов одинаковый, как веретено. Не поймёшь, где голова, где хвост. Везде остро. 

К металлической авоське прилетают синицы - московки, гаечки, лазоревки; повисают на авоське спиной вниз и клюют сало. Пугаются друг друга, улетают, возвращаются и опять виснут. Мешают мне писать, потому что всё время интересно на них смотреть. 

Под столом, у меня в ногах, свернулась бубликом приблудная собачонка по имени Лизавета. У неё голова похожа на лисью. Удивительная собачонка; как я без неё жил до сих пор, даже непонятно. 

На столе рукопись Шима. 

Вот опять синица прилетела. Голову набок, на меня поглядывает. И мне начинает казаться, что то ли мои синицы да воробьи из рукописи на балкон вылетели, то ли они прямо с балкона в рукопись влетели.

Замечательное дело писатель Шим делает, неоценимое. Раскрывает детские глаза и души. 

Мне бы очень хотелось, чтобы матери, отцы, дедушки, бабушки, дяди и тёти, старшие сёстры и братья - одним словом, все, кто будет читать эту книжечку детям, поняли бы, как важно всё, что в ней написано. 

Пусть в рассказике всего десять строчек. Всё равно важно. Потому что каждая строчка - это зерно, падающее в сердце ребёнка. 

Ребёнок родится, человек создаётся. 

Создаётся с первого дня всем тем, что его окружает, Материнскими руками, запахом молока, синевой неба, громом, дождём, детскими голосами.  

Человек воспитывается - и вовсе не только родителями и школой, а всем, буквально всем тем, что он воспринимает. И самое главное - приучить ребёнка видеть, чувствовать и любить всё живое. 

Только так может вырасти в его сердце доброта. 

Только так возникнет и разовьётся в нём любознательность - мать всякой науки. 

Только так может развиться эмоция, взволнованность - мать всякого таланта. 

Пусть полюбит ребёнок шимовскую козу Матрёну, хоть она и обглодала веники. 

Пусть поймёт он, что нельзя мучить жука, привязывая его на ниточку, даже если это вредный жук. 

Пусть полюбит угадывать весну по запаху земли.

Пусть узнает, как растёт под снегом хлеб - тот самый, который даёт ему к обеду мама. 

Пусть полюбит жизнь. 

Настоящую подробную жизнь, в которой самое маленькое так же прекрасно и так же удивительно, как и самое большое. 

Пусть станет счастливым оттого, что он научился и видеть, и чувствовать. 

С. Образцов

ЧЕМ ПАХНЕТ ВЕСНА

Мой отец уехал работать в колхоз. Мама сказала: 

- Когда запахнет весной, мы тоже поедем. 

А я и не знаю, чем пахнет весна. Не запомнил с прошлого года. 

Вот стало солнышко пригревать, сосульки плачут на крышах. Небо высокое и голубое. 

Я говорю: 

- Пахнет весной? 

Нет, - отвечает мама. - Весна только ещё улыбнулась. Рано! 

Вот уже снег сделался грязный, забулькали ручьи на дорогах. Воробьи трещат целыми днями. Откроем форточку - на улице шум весенний. 

Я говорю: 

Пахнет весной? 

Heт отвечает мама. - Весна ещё только голос подаёт. Рано! 

Наконец растаял в городе почти весь снег. Уже тепло. На перекрёстке весенними цветами торгуют. 

Мама купила букетик подснежников. Они синенькие такие, на коротких ножках. Их не срезали даже, а выдёргивали из земли прямо с луковками и корешками. 

Мама понюхала подснежники и говорит: 

Вот теперь настоящей весной запахло... Пора ехать! 

Я тоже понюхал. Оказалось, пахнут подснежники совсем не цветами. И не зелёной травой да листьями. 

Обыкновенной землёй пахнет весна.

ГДЕ НАША ДЕРЕВНЯ?

Сначала мы ехали на поезде, потом - в лобастом новеньком автобусе. 

Я забрался на переднее сиденье, смотрю в окошко. Всё жду, когда наша деревня покажется. 

Мама сказала: 

- Её издалека заметишь! 

Но пока не видать деревни. Дорога тянется полями. А поля ещё чёрные, пустые, и везде на них тракторы работают. 

Ползёт трактор, а за ним остаются ровные-ровные борозды, словно земля гребешком расчёсана. Я подумал: вот почему настоящая весна пахнет землёй! Потому, что ещё не оделась земля... Только проснулась да причёсывается. 

Вдруг далеко, на краю чёрных полей, что-то забелело. Как будто облако спустилось на землю. 

Подъехали мы поближе, и я увидел, что это берёзы. Их много, и растут они дружно, широким кругом. Будто хоровод вести собрались. 

Ну, видишь? - спрашивает мама. Чего? 

- Да нашу деревню. Во-он, на горке... Издалека светится! 

Вот мне смешно стало! 

Ищу, ищу свою деревню, а она за берёзами спряталась.

ХЛЕБ РАСТЁТ

Кругом деревни поля ещё голые. А одно поле - будто зелёной краской залито. Такое яркое, такое весёлое, такое праздничное!

Мама сказала:

- Это хлеб растёт.

Зелёные ростки, одинаковые, как родные братцы, кустиками, кустиками торчат. Когда же они успели вырасти?

Мама объясняет: это озимый хлеб. Его под зиму сеяли, прошлой осенью.

Зёрна успели до холодов проклюнуться, прорасти и поднять над землёй кустики нежных зелёных листьев.

Потом их снегом закрыло. И уснули они до поры до времени. Над полем вьюги свистели, морозы студили землю.

А хлеб терпел.

Зябко ему было под снегом, темно. И долго-долго зима не кончалась...

Но дотерпел хлеб, дождался весны. И как только она пришла, сразу ожил, сразу начал расти. Не пропустил первое тепло, не замешкался.

Тянется к солнышку, старается!

Идут люди весёлым зелёным полем, глянут по сторонам, улыбнутся:

- До чего хлеб хорош!

КОГДА СВЁКЛУ СЕЮТ?

Встретился с моей бабушкой колхозный бригадир:

- Я посоветоваться хотел, Анна Степановна. Не пора ли раннюю свёклу сеять?

- Вечером тебе скажу, - отвечает бабушка. - Я ещё в лес не ходила, не знаю.

- Понятно, - говорит бригадир.

А мне ничего не понятно. Ни капельки... Зачем идти в лес, чтобы узнавать про свёклу? И кого там расспрашивать?

- Деревья расспрашивать, - объясняет бабушка. - Цветы расспрашивать, травы... Они скажут, ранняя нынче весна или поздняя. Знак подадут, когда сеять свёклу, когда огурцы.

- Какой такой знак?

- Да они разные бывают, знаки. Вот, - говорит бабушка,- свёклу мы посеем, когда на опушках осина зацветёт. Это лучший срок. А почему? Да потому, что каждому овощу своё время... Свёкла любит не шибко холодную землю и не шибко нагретую. А такая земля бывает как раз в те дни, когда осина цветёт... Развесит осина серёжки, и это нам, огородникам, знак: "Сейте раннюю свёклу!"

Вон, оказывается, какие хитрости.

На лесной опушке - осина, в огороде - свёкла. Не соседи, не родственники.

Но когда сеешь свёклу, про осину не забывай.

Следи, когда она знак подаст.

dom-knig.com

Сказки, найденные в траве - Эдуард Юрьевич Шим

Все права на текст принадлежат автору: Эдуард Юрьевич Шим.Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Э. Шим Сказки, найденные в траве

Автор этой книги живёт на той же лестнице, что и я. Мы с ним иногда встречаемся в лифте. Естественно, что постепенно познакомились. «Как ваша фамилия?» «Шим Эдуард Юрьевич». «А!.. Это тот самый Шим, который писатель?» «Да, а ваша фамилия как?» «Образцов Сергей Владимирович». «А!.. Это вы тот самый Образцов, который руководит кукольным театром?» «Правильно». С того дня стали здороваться; потом я пригласил Эдуарда Юрьевича на премьеру, а он мне дал прочитать свою, ещё не напечатанную рукопись. Я прочёл, и мне захотелось написать к этой будущей книжке предисловие. Шим спросил издательство. Там сказали: хорошо, пусть пишет. Вот я и пишу. За окном зима. Ветви деревьев окантованы пушистыми колбасками снега. На перилах балкона две кормушки. Одна похожа на круглый домик с такой же круглой терраской. Она с просяным зерном. Другая — как маленькая металлическая авоська. В ней обрезки сала. Около качающегося домика всё время вертятся суматошные полевые воробьи, а иногда, откуда ни возьмись, появляется поползень. С двух концов одинаковый, как веретено. Не поймёшь, где голова, где хвост. Везде остро. К металлической авоське прилетают синицы — московки, гаечки, лазоревки; повисают на авоське спиной вниз и клюют сало. Пугаются друг друга, улетают, возвращаются и опять виснут. Мешают мне писать, потому что всё время интересно на них смотреть. Под столом, у меня в ногах, свернулась бубликом приблудная собачонка по имени Лизавета. У неё голова похожа на лисью. Удивительная собачонка; как я без неё жил до сих пор, даже непонятно. На столе рукопись Шима. Вот опять синица прилетела. Голову набок, на меня поглядывает. И мне начинает казаться, что то ли мои синицы да воробьи из рукописи на балкон вылетели, то ли они прямо с балкона в рукопись влетели. Замечательное дело писатель Шим делает, неоценимое. Раскрывает детские глаза и души. Мне бы очень хотелось, чтобы матери, отцы, дедушки, бабушки, дяди и тёти, старшие сёстры и братья — одним словом, все, кто будет читать эту книжечку детям, поняли бы, как важно всё, что в ней написано. Пусть в рассказике всего десять строчек. Всё равно важно. Потому что каждая строчка — это зерно, падающее в сердце ребёнка. Ребёнок родится, человек создаётся. Создаётся с первого дня всем тем, что его окружает, Материнскими руками, запахом молока, синевой неба, громом, дождём, детскими голосами. Человек воспитывается — и вовсе не только родителями и школой, а всем, буквально всем тем, что он воспринимает. И самое главное — приучить ребёнка видеть, чувствовать и любить всё живое. Только так может вырасти в его сердце доброта. Только так возникнет и разовьётся в нём любознательность — мать всякой науки. Только так может развиться эмоция, взволнованность — мать всякого таланта. Пусть полюбит ребёнок шимовскую козу Матрёну, хоть она и обглодала веники. Пусть поймёт он, что нельзя мучить жука, привязывая его на ниточку, даже если это вредный жук. Пусть полюбит угадывать весну по запаху земли. Пусть узнает, как растёт под снегом хлеб — тот самый, который даёт ему к обеду мама. Пусть полюбит жизнь. Настоящую подробную жизнь, в которой самое маленькое так же прекрасно и так же удивительно, как и самое большое. Пусть станет счастливым оттого, что он научился и видеть, и чувствовать. С. Образцов

ЧЕМ ПАХНЕТ ВЕСНА

Мой отец уехал работать в колхоз. Мама сказала: — Когда запахнет весной, мы тоже поедем. А я и не знаю, чем пахнет весна. Не запомнил с прошлого года. Вот стало солнышко пригревать, сосульки плачут на крышах. Небо высокое и голубое. Я говорю: — Пахнет весной? — Нет, — отвечает мама. — Весна только ещё улыбнулась. Рано! Вот уже снег сделался грязный, забулькали ручьи на дорогах. Воробьи трещат целыми днями. Откроем форточку — на улице шум весенний. Я говорю: — Пахнет весной? — Heт отвечает мама. — Весна ещё только голос подаёт. Рано! Наконец растаял в городе почти весь снег. Уже тепло. На перекрёстке весенними цветами торгуют. Мама купила букетик подснежников. Они синенькие такие, на коротких ножках. Их не срезали даже, а выдёргивали из земли прямо с луковками и корешками. Мама понюхала подснежники и говорит: — Вот теперь настоящей весной запахло... Пора ехать! Я тоже понюхал. Оказалось, пахнут подснежники совсем не цветами. И не зелёной травой да листьями. Обыкновенной землёй пахнет весна.

ГДЕ НАША ДЕРЕВНЯ?

Сначала мы ехали на поезде, потом — в лобастом новеньком автобусе. Я забрался на переднее сиденье, смотрю в окошко. Всё жду, когда наша деревня покажется. Мама сказала: — Её издалека заметишь! Но пока не видать деревни. Дорога тянется полями. А поля ещё чёрные, пустые, и везде на них тракторы работают. Ползёт трактор, а за ним остаются ровные-ровные борозды, словно земля гребешком расчёсана. Я подумал: вот почему настоящая весна пахнет землёй! Потому, что ещё не оделась земля... Только проснулась да причёсывается. Вдруг далеко, на краю чёрных полей, что-то забелело. Как будто облако спустилось на землю. Подъехали мы поближе, и я увидел, что это берёзы. Их много, и растут они дружно, широким кругом. Будто хоровод вести собрались. — Ну, видишь? — спрашивает мама.Чего? — Да нашу деревню. Во-он, на горке... Издалека светится! Вот мне смешно стало! Ищу, ищу свою деревню, а она за берёзами спряталась.

ХЛЕБ РАСТЁТ

Кругом деревни поля ещё голые. А одно поле — будто зелёной краской залито. Такое яркое, такое весёлое, такое праздничное! Мама сказала: — Это хлеб растёт. Зелёные ростки, одинаковые, как родные братцы, кустиками, кустиками торчат. Когда же они успели вырасти? Мама объясняет: это озимый хлеб. Его под зиму сеяли, прошлой осенью. Зёрна успели до холодов проклюнуться, прорасти и поднять над землёй кустики нежных зелёных листьев. Потом их снегом закрыло. И уснули они до поры до времени. Над полем вьюги свистели, морозы студили землю. А хлеб терпел. Зябко ему было под снегом, темно. И долго-долго зима не кончалась... Но дотерпел хлеб, дождался весны. И как только она пришла, сразу ожил, сразу начал расти. Не пропустил первое тепло, не замешкался. Тянется к солнышку, старается! Идут люди весёлым зелёным полем, глянут по сторонам, улыбнутся: — До чего хлеб хорош!

КОГДА СВЁКЛУ СЕЮТ?

Встретился с моей бабушкой колхозный бригадир: — Я посоветоваться хотел, Анна Степановна. Не пора ли раннюю свёклу сеять? — Вечером тебе скажу, — отвечает бабушка. — Я ещё в лес не ходила, не знаю. — Понятно, — говорит бригадир. А мне ничего не понятно. Ни капельки... Зачем идти в лес, чтобы узнавать про свёклу? И кого там расспрашивать? — Деревья расспрашивать, — объясняет бабушка. — Цветы расспрашивать, травы... Они скажут, ранняя нынче весна или поздняя. Знак подадут, когда сеять свёклу, когда огурцы. — Какой такой знак? — Да они разные бывают, знаки. Вот, — говорит бабушка,— свёклу мы посеем, когда на опушках осина зацветёт. Это лучший срок. А почему? Да потому, что каждому овощу своё время... Свёкла любит не шибко холодную землю и не шибко нагретую. А такая земля бывает как раз в те дни, когда осина цветёт... Развесит осина серёжки, и это нам, огородникам, знак: «Сейте раннюю свёклу!» Вон, оказывается, какие хитрости. На лесной опушке — осина, в огороде — свёкла. Не соседи, не родственники. Но когда сеешь свёклу, про осину не забывай. Следи, когда она знак подаст.

ПЯТАЧОК И КОПЕЕЧКА

Большие хрюшки на свиноферме живут отдельно от маленьких. Большие — важные такие, еле ходят. У них чистота: на полу свежие смолистые опилки, стены белой извёсткой покрашены. Обед им привозят на вагонетках. Прямо к корытам. Услышит хавронья: скрипят колёсики по рельсу! Сразу подымается, втягивает пятачком аппетитные запахи. Передаёт соседке: «Хрю! Обед едет!..» И плывёт к своему корыту. А для питья устроены у них настоящие автоматы. Только не с газированной водой, а с обыкновенной. Приделана железная чашка на трубе; свинья нажмёт пятачком — и в чашку польётся вода. Сколько захочешь, столько и пей... Забежал к большим хрюшкам глупый маленький поросёнок. Нос у него ещё не пятачком, а копеечкой. Вот он этой копеечкой понюхал: что большие кушают? Как бы попробовать? Подкатился к корыту, а оно высокое, не достать. Кушать не дают, так хоть напьюсь! Подкатился к поилке, тычется, тычется, а поилка не отпускает воды. Не для таких носов сделана. Ах, как плохо, если у тебя не пятачок, а всего копеечка! Поймали мы глупого поросёнка, отвели обратно к маленьким. Говорим: — Не пищи, сиди дома! Тут за копеечку молока дадут!

РАСЦВЕТАЙ, ТВОЯ ОЧЕРЕДЬ!

Ходили с бабушкой в рощу, приглядывались — не цветёт ли осина? А осина еще голая. Ни листиков, ни висящих серёжек. — Бабушка, теперь каждый день будем за осиной следить? — Для чего? — А чтобы свёклу вовремя посеять. Чтоб не прозевать! — Не прозеваем, — говорит бабушка. — Уже видно, что нынче весна — поздняя. Видно, что не скоро деревья оденутся... — Где видно? А хоть под ногами. Не наступи, вон цветочек жёлтенький перед тобой... Это мать-и-мачеха, первый цветочек в очереди. — В какой ещё очереди? — В весенней. Все цветы друг за дружкой цветут. Будто в очереди. Сперва выглянет этот жёлтенький. Через неделю орешник зацветёт-запылит. Через две недели одуванчик распустится, ива свои барашки растопорщит. А через месяц и яблони зацветут... — Это всё жёлтенький тебе сказал? — Жёлтенький. — Ага, значит, на осину-то незачем глядеть? — На всё надо глядеть, — говорит бабушка. — Очередь-то живая... Этот жёлтенький на припёке распустился, поспешил. А братец его в холодке сидит, так опоздает. — Кому же верить? — Своему уму-разуму. На всё поглядывай, всё примечай. Тогда не только свекольные секреты узнаешь. Всю весну впереди увидишь, до самого красного лета! ...

Все права на текст принадлежат автору: Эдуард Юрьевич Шим.Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

libmir.com

ЛитВек - Скачать бесплатно без регистрации - Самиздат

Э. Шим Сказки, найденные в траве

Автор этой книги живёт на той же лестнице, что и я.

Мы с ним иногда встречаемся в лифте. Естественно, что постепенно познакомились.

«Как ваша фамилия?»

«Шим Эдуард Юрьевич».

«А!.. Это тот самый Шим, который писатель?»

«Да, а ваша фамилия как?»

«Образцов Сергей Владимирович».

«А!.. Это вы тот самый Образцов, который руководит кукольным театром?»

«Правильно».

С того дня стали здороваться; потом я пригласил Эдуарда Юрьевича на премьеру, а он мне дал прочитать свою, ещё не напечатанную рукопись. Я прочёл, и мне захотелось написать к этой будущей книжке предисловие.

Шим спросил издательство. Там сказали: хорошо, пусть пишет.

Вот я и пишу.

За окном зима. Ветви деревьев окантованы пушистыми колбасками снега. На перилах балкона две кормушки. Одна похожа на круглый домик с такой же круглой терраской. Она с просяным зерном. Другая — как маленькая металлическая авоська. В ней обрезки сала.

Около качающегося домика всё время вертятся суматошные полевые воробьи, а иногда, откуда ни возьмись, появляется поползень. С двух концов одинаковый, как веретено. Не поймёшь, где голова, где хвост. Везде остро.

К металлической авоське прилетают синицы — московки, гаечки, лазоревки; повисают на авоське спиной вниз и клюют сало. Пугаются друг друга, улетают, возвращаются и опять виснут. Мешают мне писать, потому что всё время интересно на них смотреть.

Под столом, у меня в ногах, свернулась бубликом приблудная собачонка по имени Лизавета. У неё голова похожа на лисью. Удивительная собачонка; как я без неё жил до сих пор, даже непонятно.

На столе рукопись Шима.

Вот опять синица прилетела. Голову набок, на меня поглядывает. И мне начинает казаться, что то ли мои синицы да воробьи из рукописи на балкон вылетели, то ли они прямо с балкона в рукопись влетели.

Замечательное дело писатель Шим делает, неоценимое. Раскрывает детские глаза и души.

Мне бы очень хотелось, чтобы матери, отцы, дедушки, бабушки, дяди и тёти, старшие сёстры и братья — одним словом, все, кто будет читать эту книжечку детям, поняли бы, как важно всё, что в ней написано.

Пусть в рассказике всего десять строчек. Всё равно важно. Потому что каждая строчка — это зерно, падающее в сердце ребёнка.

Ребёнок родится, человек создаётся.

Создаётся с первого дня всем тем, что его окружает, Материнскими руками, запахом молока, синевой неба, громом, дождём, детскими голосами.

Человек воспитывается — и вовсе не только родителями и школой, а всем, буквально всем тем, что он воспринимает. И самое главное — приучить ребёнка видеть, чувствовать и любить всё живое.

Только так может вырасти в его сердце доброта.

Только так возникнет и разовьётся в нём любознательность — мать всякой науки.

Только так может развиться эмоция, взволнованность — мать всякого таланта.

Пусть полюбит ребёнок шимовскую козу Матрёну, хоть она и обглодала веники.

Пусть поймёт он, что нельзя мучить жука, привязывая его на ниточку, даже если это вредный жук.

Пусть полюбит угадывать весну по запаху земли.

Пусть узнает, как растёт под снегом хлеб — тот самый, который даёт ему к обеду мама.

Пусть полюбит жизнь.

Настоящую подробную жизнь, в которой самое маленькое так же прекрасно и так же удивительно, как и самое большое.

Пусть станет счастливым оттого, что он научился и видеть, и чувствовать.

С. Образцов

ЧЕМ ПАХНЕТ ВЕСНА

Мой отец уехал работать в колхоз. Мама сказала:

— Когда запахнет весной, мы тоже поедем.

А я и не знаю, чем пахнет весна. Не запомнил с прошлого года.

Вот стало солнышко пригревать, сосульки плачут на крышах. Небо высокое и голубое.

Я говорю:

— Пахнет весной?

— Нет, — отвечает мама. — Весна только ещё улыбнулась. Рано!

Вот уже снег сделался грязный, забулькали ручьи на дорогах. Воробьи трещат целыми днями. Откроем форточку — на улице шум весенний.

Я говорю:

— Пахнет весной?

— Heт отвечает мама. — Весна ещё только голос подаёт. Рано!

Наконец растаял в городе почти весь снег. Уже тепло. На перекрёстке весенними цветами торгуют.

Мама купила букетик подснежников. Они синенькие такие, на коротких ножках. Их не срезали даже, а выдёргивали из земли прямо с луковками и корешками.

Мама понюхала подснежники и говорит:

— Вот теперь настоящей весной запахло... Пора ехать!

Я тоже понюхал. Оказалось, пахнут подснежники совсем не цветами. И не зелёной травой да листьями.

Обыкновенной землёй пахнет весна.

ГДЕ НАША ДЕРЕВНЯ?

Сначала мы ехали на поезде, потом — в лобастом новеньком автобусе.

Я забрался на переднее сиденье, смотрю в окошко. Всё жду, когда наша деревня покажется.

Мама сказала:

— Её издалека заметишь!

Но пока не видать деревни. Дорога тянется полями. А поля ещё чёрные, пустые, и везде на них тракторы работают.

Ползёт трактор, а за ним остаются ровные-ровные борозды, словно земля гребешком расчёсана. Я подумал: вот почему настоящая весна пахнет землёй! Потому, что ещё не оделась земля... Только проснулась да причёсывается.

Вдруг далеко, на краю чёрных полей, что-то забелело. Как будто облако спустилось на землю.

Подъехали мы поближе, и я увидел, что это берёзы. Их много, и растут они дружно, широким кругом. Будто хоровод вести собрались.

— Ну, видишь? — спрашивает мама.Чего?

— Да нашу деревню. Во-он, на горке... Издалека светится!

Вот мне смешно стало!

Ищу, ищу свою деревню, а она за берёзами спряталась.

ХЛЕБ РАСТЁТ

Кругом деревни поля ещё голые. А одно поле — будто зелёной краской залито. Такое яркое, такое весёлое, такое праздничное!

Мама сказала:

— Это хлеб растёт.

Зелёные ростки, одинаковые, как родные братцы, кустиками, кустиками торчат. Когда же они успели вырасти?

Мама объясняет: это озимый хлеб. Его под зиму сеяли, прошлой осенью.

Зёрна успели до холодов проклюнуться, прорасти и поднять над землёй кустики нежных зелёных листьев.

Потом их снегом закрыло. И уснули они до поры до времени. Над полем вьюги свистели, морозы студили землю.

А хлеб терпел.

Зябко ему было под снегом, темно. И долго-долго зима не кончалась...

Но дотерпел хлеб, дождался весны. И как только она пришла, сразу ожил, сразу начал расти. Не пропустил первое тепло, не замешкался.

Тянется к солнышку, старается!

Идут люди весёлым зелёным полем, глянут по сторонам, улыбнутся:

— До чего хлеб хорош!

КОГДА СВЁКЛУ СЕЮТ?

Встретился с моей бабушкой колхозный бригадир:

— Я посоветоваться хотел, Анна Степановна. Не пора ли раннюю свёклу сеять?

— Вечером тебе скажу, — отвечает бабушка. — Я ещё в лес не ходила, не знаю.

— Понятно, — говорит бригадир.

А мне ничего не понятно. Ни капельки... Зачем идти в лес, чтобы узнавать про свёклу? И кого там расспрашивать?

litvek.com

Э. Шим.Рассказы и сказки о природе для детей.Биография Шима — Сказки. Рассказы. Стихи.

Рассказы и сказки Эдуарда Шима о природе и животных для детей. Полный список произведений.Краткая биография и творчество Эдуарда Шима Брусничный кустикБереги!Березовый кувшинчикБелый хвостикБерёзаБелые штаныВоробей и лягушкаВыдра и бобрыВетер над полемВсем вам крышкаВесёлый денёкВсему свой срокВорона, утка, тетерев, бекас, лягушка и майский жукВесенняя осеньВеснаВерное времяГрозный петухДятел, Синица, Пищухи и ПоползеньДемка и МаруськаДуб и вербаДятел, заяц и медведьДубДеньгиЁлкино платьеЗачем большая головаЗаячье семействоЗвонкий спорИвушкаКак Воробей тёплый угол искалКому жарко, кому холодноКто копыто потерял?Кто на кого похож?Кто работает зимойЛетний деньЛандышЛось и мышьЛесной ручейЛебедь, рак и щукаМышонок и лето красноеМорозкина рукавицаМедведь — рыболовМолочком-то лучшеМаленьким — холодноНе услышал тишиныНеслышные голосаНе стучать — все спят!Не зевайОдин деньОсинаОтчего осень грустнаОх, тяжело!ОрешникПриключения ЗайцаПестышкиПодорожникПоявление на шашковой полянеПробковое деревоПрятки и догонялкиПятеркиПолосы и пятнышкиПрошлогодний снегРысь, глухарь, заяц и косуляРечкино имяСнег и КисличкаСлепой ДождикСамый жадныйСамые храбрыеСтарый прудСтучит счетчикСын гипнотизераСоснаСирень и соснаСтрах-деревоСосулькаТеремокТолстый медведь и тонкая березаУченик мастера СоболеваУтка в бутылкеУкрывушки, хоронушки, показушкиХрабрый птенецХрабрый опёнокЦветной венокЧерёмухаЧто это такое?Что это ночью светится? 

Читать все произведения Э.Шима.СписокЧитать сказки других авторов  
Шим Эдуард Юрьевич. Краткая биография и творчество

 Эдуард Юрьевич Шим (настоящая фамилия — Шмидт) (1930—2006) — русский писатель, драматург. Э. Ю. Шим родился 23 августа 1930 года в Ленинграде. Во время войны эвакуирован, вырос в детском доме. С 16 лет Шим работал, переменив множество занятий. «…Мастер на все руки — столяр и садовод, токарь и шофер». По возвращении в Ленинград учился в художественно-архитектурном училище, с 1950 работал в конструкторском бюро. В 1952—1955 служил в армии. В 1959 принят в СП СССР, вскоре переселился в Москву. Член редколлегии журнала «Знамя» (1962—1972). Начав печататься с 1949 года, Эдуард Шим писал преимущественно для детей, преимущественно о природе — но мог успешно и увлекательно рассказывать, например, и о столярном ремесле («Деревянная книга»). Эдуард Юрьевич Шим ставил вопросы об отношении человека к природе («След на волне» (1958), «Пикет 200» (1963), «Весенние хлопоты» (1964), «Вода на камешках» (1969 ). Среди его рассказов и повестей для взрослых: «Ночь в конце месяца», «Ваня песенки поет», «Когда погаснет» и др. Эдуард Шим — автор текстов ряда песен, в частности, очень популярной в 1974 году песни «Ускакали деревянные лошадки», исполнявшейся Валентиной Толкуновой. Эдуард Шим — автор литературных сценариев (совместно с В. В. Конецким): «Своими руками» (1957), «Опора» (1958). Написал также несколько пьес, которые ставились на сценах разных городов. Две пьесы написаны в соавторстве с Георгием Марковым. «Кто переведет нам язык зверей и птиц на человеческий язык? Вот таким ‘переводчиком’… и стал писатель Эдуард Шим… Он пишет книги, которые… учат одной из главных человеческих радостей — неиссякаемой радости узнавания». Шим — хороший рассказчик, у него чувствуется любовь к природе. Он хорошо понимает детей, которые часто являются героями его рассказов; он психологически точно изображает отношение детей к миру взрослых. Наблюдая будничную жизнь с её заботами и тяготами, Шим отбирает события, которые чем-либо выделяются в этой жизни или же особо выделены им самим. Он любит изображать людей, которых что-то захватывает, удивляет и восхищает, которые испытывают душевный подъем и верят в добро. Э. Ю. Шим умер 13 марта 2006 года.————————————————————————Эдуард Шим Рассказы и сказки для детейо природе и животных. Читаем бесплатно онлайн 

Читать все рассказы и сказки Э.Шима.Список произведений.Читать сказки других авторов

skazkibasni.com

Читать онлайн "Рассказы и сказки" автора Шим Эдуард Юрьевич - RuLit

ПОЯВЛЕНИЕ НА ШАШКОВОЙ ПОЛЯНЕ

Самое дальнее поле нашего колхоза — Старые лужки. Осенью там работал комбайн, убирал хлеба. Комбайнерам отлучаться было некогда, и поэтому обедали и ужинали они прямо в поле. А еду им приносили наши ребята.

Однажды очередь идти выпала Петьке Шумову и Лене Байковой. Едва начало смеркаться, как они отправились в путь — впереди Лена с узелком под мышкой, позади — Петька с чугунком в руках.

Дорога — не близкая. Сначала тянется она вдоль реки, потом сворачивает в лес. Шагают Лена и Петька, торопятся.

Вечера уже тёмные, глухие. Идёшь полем, так хоть звёзды видны в небе, а в лесу — и вовсе тьма. Ничего не разглядеть.

Хорошо ещё — голова у Лены белобрысая, светлая. Она смутно белеет впереди, и Петька не боится Лену потерять. Зато под ногами у него всё время трещат какие-то сучья, коренья, валежник. Петька не тяжёлый, а какой-то неповоротливый. Хоть и старается ступать осторожно, всё равно шум в лесу такой, будто продирается сквозь чащу корова.

Дошагали Лена и Петька до просеки. Тут Лена остановилась и говорит:

— Давай свернём на тропку. Нам спешить надо, а тут путь будет короче.

Петька на сучок наступил, вздрогнул. Отвечает:

— Это верно… Только давай пойдём по дороге. Безопасней!

— Почему?

— Да на тропке твоей — ямы всякие, бугры… Ноги ещё поломаешь!

— Какие ямы?!

— Ну, не ямы… а сучки там, деревья…

— Что за чепуховина? — разозлилась Лена. — Ступай без разговоров!

И пошла по тропке.

Петьке делать нечего — двинулся следом. Немного прошагали молча. Потом Петька опять говорит:

— Слышь, Лен! Вернёмся на дорогу…

— Зачем?

— Я хотел тебе сказать… Только не смейся, это верно… Тут место — нечистое!

Лена от удивления к нему повернулась.

— Чего-о?!

— Ей, ей. Знаешь, впереди Шашкова поляна? Так вот… Лучше туда не захаживать. Там появление такое является…

— Что за появление?

— А такое… громадного вида. Мне мать сказывала, а ей — тётка Марфа Заплёткина. Она-то уж всё знает.

Лена смотрит на Петьку и не знает, смеяться или нет.

— Да ты что? Не совестно небылицам верить? Вот расскажу я про твоё «появление громадного вида» ребятам, засмеют до смерти!

Тряхнула Лена головой и побежала вперёд.

Один поворот делает тропка, второй, ныряет в кусты. И только миновала Лена кусты, как вдруг…

Вдруг впереди неясно забрезжил свет.

Какие-то тени мелькнули.

Писк и шорох послышались.

Лена сделала ещё несколько шагов — и замерла. Впереди на поляне виднелись странные высокие столбы. Они сияли голубым мёртвым светом.

Чёрные бесшумные птицы метались вокруг.

Внезапно одна наискосок бросилась вниз, к голове Лены, и с налёту запуталась в волосах.

Петька, стоявший позади, охнул и выронил чугунок. Чугунок был обмотан холстинкой, он упал беззвучно, и картошка из него высыпалась.

Петька попятился, наступил босой ногой на горячую картофелину, обжёгся и, отчаянно завопив, ударился бежать.

Он скакал, не разбирая дороги, прямо по кустам. Петькина штанина зацепилась за ветку. Раздался треск — и Петька нырнул в мох.

Тогда Петька пополз.

Он полз и тихонько стонал от страха.

Лена, конечно, тоже напугалась. Она схватилась руками за волосы — и вдруг пальцы ее нащупали перепончатые крылья и мягкий мех. Летучая мышь!

Сразу половина испуга прошла. Лена знала, что мыши иногда с разлету запутываются в волосах. Она осторожно освободила крошечного зверька, потом подошла поближе к столбам.

Ну, ясно же. Это были старые, гнилые осины. Прежде Лена днём проходила мимо них, только внимания не обращала. А оказывается, что в темноте эти гнилушки светятся.

— Петька-а!! — позвала Лена. — Ты где, Петька?

Не скоро она отыскала Петьку и не сразу уговорила выйти на поляну…

Зато когда Петька всё разглядел, он стал очень разговорчивым.

— Конечно! — рассуждал он по дороге. — Я же знал, что всё это небылицы. Я и мамке говорил, что никаких чиканашек не бывает… А Марфа… ох и противная тётка! Всех пугает, мутит… Вот я завтра в сельсовет на неё заявлю, — пусть не занимается вредной агитацией!

Хоть Лене и очень хотелось посмеяться над Петькой, она всё же промолчала.

Вскоре показались впереди и Старые лужки. Донёсся рокот комбайна, идущего по хлебному полю. Блеснули его огни.

И тут Петька остановился и хлопнул себя по затылку.

www.rulit.me


 
 
Пример видео 3
Пример видео 2
Пример видео 6
Пример видео 1
Пример видео 5
Пример видео 4
Как нас найти

Администрация муниципального образования «Городское поселение – г.Осташков»

Адрес: 172735 Тверская обл., г.Осташков, пер.Советский, д.З
+7 (48235) 56-817
Электронная почта: admin@adm-ostashkov.ru
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *